Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:48 

Cruatt
Тени не гасят солнца
На новогодние праздники друг подарил мне планшетник, в связи с чем количество читаемых книг резко увеличилось. Случилось это где-то в середине декабря, и вот только сейчас мне пришла в голову мысль завести обновляемую запись с названиями прочитанных книг и краткими рецензиями. Думаю, лет через 5 это будет очень интересно перечесть.

Первым делом, конечно же, был прочитан и перечитан Пратчетт.

1. "Ведьмы за границей."
Цикл про ведьм не самый любимый, но на "одноразовое прочтение" потянет - ибо это Пратчетт.

2. Перечитано "К оружию! К оружию".
"Исполняющий обязанности констебля Детрит, раздувшись от гордости и почти не касаясь костяшками земли, оглядел свое войско.
— А теперь слушайте сюда, ужасные тролл!
Она помолчал, пока очередная мысль не заняла свое место.
— Слушайте сюда и сейчас! Ты — в Страже, малыш! Это работа с возможностями. Я делал ее всего десять минут, а меня уже повысили! А еще я получил образование и обучение для хорошей работы на гражданке! Это ваша дубинка с гвоздем. Вы будете есть ее. Вы будете спать на ней! Когда Детрит скажет подпрыгнуть, вы спросите… какого цвета?! Все будем делать по числам! А чисел у меня много!
— Я ничего не сделал.
— Пора умнеть, Углеморд. У тебя в ранце — пуговицы фельдмаршала!
— Я ничего не брал.
— А теперь покажите-ка мне тридцать два! Нет! Лучше шестьдесят четыре!
Сержант Колон потер переносицу. «Мы живы, — подумал он. — Тролль оскорбил гнома в присутствии других гномов. Углеморд… а по сравнению с ним Детрит — сам господин Невинность… на свободе и стал стражником. Моркоу вырубил Майонеза. А еще Моркоу сказал, что до завтра мы все выясним, а уже стемнело. Но мы живы. Капрал Моркоу совершенно чокнулся…»"

3. "Ноги из глины".
Не столь эпично, как первые книги о страже, но достойно прочтения.

4. Митчел Сэнди. "За Императора!".
Пространная, но характерная для цикла и Кайафасе Каине цитата:

Кишки Императора! Я начал незаметно двигаться обратно к двери, чтобы дождаться обещанного Кастин подкрепления; уж теперь-то толпа точно была настроена убивать, и любой, в ком она могла увидеть символ власти, стал бы очевидной мишенью. Пока я смотрел, обе стороны нацелились на оказавшихся между ними полицейских, которые тут же исчезли под грудой тел. Гвардейцы больше не казались людьми. Я видел, как продвигаются тираниды, но это было еще хуже. Возьмите средней величины тиранидский рой, и вы обнаружите цель и разум за всем, что он совершает, хотя об этом трудно помнить, когда приливная волна хитина устремляется на тебя с единственным намерением растереть в фарш. Но за происходящим сейчас не было интеллекта, лишь чистая, бессмысленная жажда крови. Император побери, я видел хорнитских культистов с большей способностью к самоконтролю, чем демонстрировали в этой столовой солдаты Гвардии, которые должны быть образцом дисциплины.
Но, по крайней мере, пока они рвут на куски полицейских, они вряд ли способны заметить меня, так что я, как мог, продвигался к двери, готовый принять командование подкреплением, как только оно прибудет. И у меня бы все получилось, если бы командир отряда полиции не сумел вынырнуть из толпы на достаточное время, чтобы крикнуть: «Комиссар! Помогите!»
Ну, здрасьте. Взгляд каждой пары глаз в комнате внезапно метнулся в мою сторону. Мне показалось, что я могу видеть свое отражение в сотне зрачков, отслеживающих меня не хуже ауспекса.
«Сделаешь еще хоть шаг к двери – и ты мертвец», – сказал я себе. Единственный способ выжить – застать их врасплох. Так что я шагнул вперед так, словно только что вошел в помещение.
– Ты, – я ткнул пальцем в первого попавшегося солдата, – неси швабру.
Что бы ни рассчитывали они от меня услышать, каких бы действий ни ждали, но уж точно не этого. Все застыли в смущенном ожидании, молчание растянулось на показавшуюся бесконечной секунду. Никто не двигался.
– Это была не просьба! – сказал я, слегка повышая голос и делая еще шаг вперед. – То, что я вижу в этой столовой, – настоящий позор. Будете драить ее, пока не приведете в надлежащий порядок.
Мой сапог скользнул в луже медленно свертывающейся крови.
– Ты, ты и вот ты, пойдете с ним. Несите ведра и тряпки. Убедитесь, что взяли достаточно, чтобы хватило на всех.
Смущение и неуверенность росли, солдаты обменивались друг с другом нервными взглядами, пока до них начинало доходить, что ситуация давно вышла из-под контроля и что теперь им неизбежно придется столкнуться с последствиями.
– Бегом! – внезапно рявкнул я, сделав все возможное, чтобы голос звучал резко, как на плацу, указанные мной солдаты стремглав выбежали – забытое было понятие дисциплины восстановилось в своих правах.
И этого оказалось достаточно. Грозовые разряды насилия рассеялись, как будто к помещению внезапно подвели громоотвод.
Остальное уже не составляло труда; после того, как я утвердил свое командирское положение, все прочее послушно уладилось само собой, и, к тому времени как прибыла Кастин, притащив с собой еще один отряд полиции, я уже отправил несколько человек, чтобы сопроводить раненых в лазарет и унести убитых. Удивительно, как много людей еще могло ходить, но количество тех, кому светит тюремное заключение, все равно было слишком большим, на мой вкус.
– Я слышала, вы отлично справились. – Кастин встала рядом со мной, побледнев при виде той разрухи, которой подверглась столовая.
Я пожал плечами, по богатому опыту зная, что снежный ком хорошей репутации растет тем быстрее, чем меньше ты прилагаешь к этому видимых усилий.
– Недостаточно хорошо, чтобы спасти некоторых бедняг, – ответил я.
– Это был самый смелый поступок из всех, что я видел, – донеслось из-за моей спины. Раненого полицейского уводила пара его товарищей. – Он просто встал здесь и полностью подчинил их своей воле, всю чертову кучу…
Его голос затих, добавив к моей героической репутации еще одну страницу, которая, как я знал, уже к завтрашнему утру облетит весь корабль.
– Необходимо будет провести расследование… – Кастин, все еще не в состоянии осмыслить всю чудовищность происшедшего, выглядела оглушенной. – Мы должны знать, кто это затеял, что случилось…
– И кто виноват? – вставил фразу остановившийся в дверях Броклау. Направление его взгляда ясно указывало, где, как он полагал, стоило искать виноватого.
У Кастин краска прилила к щекам.
– Я не сомневаюсь, что мы найдем виновного, – ответила она, легко, но различимо выделив окончание мужского рода.
Броклау не стал развивать пикировку.
– Мы все должны поблагодарить Императора за присутствие комиссара, – учтиво заметил он. – Я уверен, что мы можем положиться на его беспристрастное свидетельство, чтобы прояснить это недоразумение.
«Вот уж спасибо»,– подумал я. Но он был прав. И то, как я подошел к этому вопросу, в результате определило мое, общее с этим полком, будущее. Не говоря уже о том, что заставило меня в очередной раз побегать, спасая свою жизнь, и дало начало длинному и малоприятному сотрудничеству с ручными психопатами[3] Императора и привело к встрече с самой обворожительной женщиной в моей жизни.

5. Митчелл Сэнди, "Ледяные пещеры"
Вторая и, наверное, последняя прочитанная мною книга из серии. Одну прочитать стоит, но дальше это становится утомительным.

6. Алексей Иванов "Географ глобус пропил".
Без сомнения, удавшаяся книга. Хотелось бы процитировать, но какую цитату не приведи, а все будет упущено что-то очень важное. Книга удивляет множеством своих граней - местами комичная, иногда до отвращения пошлая. Никакое определение не будет полным. Помимо комичности и пошлости, каким-то фоном одиночеству, вместе с тоской через книгу "просвечивает" красота русской земли, удивительно талантливо "схваченная" и переданная автором. Красота, тоска, одиночество.
Еще одно достоинство книги - честность. Пустота и тщета, простите, бытового блядства, не выдается здесь за что-то ценное и настоящее.
Какую-то цитату все же нашел, вроде достаточно адекватно.

И я вспоминаю весь наш поход – от самой Перми-второй до деревни Межень. И сейчас, здесь, глубокой ночью на пороге пекарни, неясный смысл нашего похода становится мне вроде бы ясен. Мы проплыли по этим рекам – от Семичеловечьей до Рассохи – как сквозь судьбу этой земли – от древних капищ до концлагерей. Я лично проплыл по этим рекам как сквозь свою любовь – от мелкой зависти в темной палатке до вечного покоя на пороге пекарни. И я чувствую, что я не просто плоть от плоти этой земли. Я – малое, но точное ее подобие. Я повторяю ее смысл всеми извилинами своей судьбы, своей любви, своей души. Я думал, что я устроил этот поход из своей любви к Маше. А оказалось, что я устроил его просто из любви. И может, именно любви я и хотел научить отцов – хотя я ничему не хотел учить. Любви к земле, потому что легко любить курорт, а дикое половодье, майские снегопады и речные буреломы любить трудно. Любви к людям, потому что легко любить литературу, а тех, кого ты встречаешь на обоих берегах реки, любить трудно. Любви к человеку, потому что легко любить херувима, а Географа, бивня, лавину, любить трудно. Я не знаю, что у меня получилось. Во всяком случае, я как мог старался, чтобы отцы стали сильнее и добрее не унижаясь и не унижая.
И я все сделал неправильно. Ни как учитель, ни как руководитель похода, ни как друг, ни как мужчина. Овечкина опрокинул, отцов бросил, Машу обманул. Я даже проломил свой главный принцип: я стал залогом счастья для Маши и сделал ее залогом счастья для себя. Маша, Маша, Маша… Дома друзья-приятели охнут: ну и лопух же ты, девку прошляпил! А подружки сморщатся: как не стыдно, пристал к девочке, малолетке, собственной ученице… Но если в душе моей сейчас такой великий покой, значит, я все-таки был прав… А кто меня поймет? Кто оценит эту правду? Никто. Разве что время… Будущее. Только вот у него ничего не вызнаешь.
Но что это я? Есть ведь одно существо, которое способно понять меня. Многоголовое, сварливое, вечно орущее, вечно грызущееся само с собою существо. Отцы. Только сам-то я как увижу, что они поняли?
И теперь я уже думаю про отцов. Отцы стоят перед Долганом. На рассвете я должен бежать к ним, чтобы застать их до отплытия. Долган – штука серьезная. Без меня отцам его переплыть нельзя. Машу я оставлю перед Хромым камнем – потом подберем ее. Злую речонку переплыву, да и фиг. Сегодня мы должны уехать домой. Пора. Я взял от похода все.
Я гляжу на восток. За кручей Хромого камня уже рябит первая муть рассвета. Я залпом допиваю брагу.

URL
Комментарии
2013-01-06 в 01:03 

Совушка*
everything was beautiful and nothing hurt
Обожаю такие посты) И, конечно, советую любимый сайт на тему: livelib.ru

2013-01-06 в 01:08 

Сноходец
Адам стал как один из нас
советую любимый сайт на тему: livelib.ru
Присоединяюсь к совету.

2013-01-06 в 01:14 

Совушка*
everything was beautiful and nothing hurt
У нас там есть профили! Покажем, когда зарегишься)

2013-01-07 в 09:17 

Cruatt
Тени не гасят солнца
Зарегистрировался. Логин, как ни странно, Cruatt.

URL
2013-01-07 в 10:27 

Совушка*
everything was beautiful and nothing hurt
Cruatt, добавила. Зачётный род занятий ;-)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Солнечный день в ослепительных снах

главная